На этой странице Вы можете

читать циклы стихов поэта Лидии Оганесян


Есть места на земле, куда хочется возвращаться вновь и вновь. Есть темы, о которых невозможно не размышлять. Есть чувства, лишаясь которых, мы чувствуем, что жизнь по каплям утекает а мы как будто не живем. Есть стихии, само существование которых вызывает наш восторг. Есть бездны, влекущие нас к себе - бездны неба и моря, любви и Божественного откровения.
 
 

Венок сонетов






                        1.

Когда-нибудь вы вспомните меня.
Однажды, ночь весеннюю пронзая,
В окно раскрытое влетит, лишая сна,
Могучий шквал. А за окном взывают

Порывом - ветер, грохотом - грома.
И молния мелькнёт, огнём сверкая.
И вдруг поймёте: Молодость сама
Примчалась к вам, хоть вы её не ждали...

Весна иная вспомнится тогда,
Которую не приняли в объятья,
И, может быть, прошепчете заклятье,

Чтоб вспять пустились прежние года...
И поразитесь вдруг виденью лика,
Скользнув глазами по любимым книгам.


                        2.

Скользнув глазами по любимым книгам
И на одной остановив свой взор,
Поймёте, что жестокий приговор
Любовь выносит в ослепленье диком.

Она такою страстию полна,
Что тают льды и рушатся преграды,
Но Нелюбовь, как прежде, холодна -
Её не растопит улыбкой радость.

Любовь скупа. В порыве пониманья
Не может в двух сердцах пылать пожар:
Лишь одному - полёт и пыл, и жар,

И одинокое души скитанье.
Через года растает льда броня,
И, может, вам захочется огня...


                        3.

И, может, вам захочется огня
В тот миг, когда потухнет ярко-синих
Блеск молодых и неуёмных глаз,
И волосы укроет иней зимний.

Быть может, потому, что всё прошло,
Вам будет так легко воспоминанье.
В нем нет уже ни встреч, ни расставаний-
Лишь радостно, уютно и тепло.

Ведь преданность не может не согреть!
Как первое признание, ломая
Границы снов, преграды бездн и бед -

Безудержность и страх в одно сплетая -
Напомнит разобщенности безликой
Смятенье чувств, очарованье мига.


                        4.

Смятенья чувств, очарованья мига
Вам не напомнит эта тишина.
Из строк давно забытого письма
Вы не услышите больного крика.

Ночь. Комната. Окно. И лунный свет.
Вы спите. Этот сон прервётся скоро,
Лишь луч Луны, пробившись через шторы,
Коснётся глаз, в них пробудив рассвет.

В таинственности ночи - дня мечта.
Смятенье поселив в изломе рта,
Приблизившись, присядет к изголовью,

И грудь пронзит она стрелой любови,
Соединив в одно мгновенье нас
В тот самый миг, быть может, в первый раз.


                        5.

В тот самый миг, быть может, в первый раз,
За стол во тьме ночи вы сесть решитесь,
Чтоб всё, когда-то бывшее, сказать -
Писать о том, что было и забылось...

И перед вами пробегут года
Неудержимо, смело, своевольно.
И вспомните себя в тот час, когда
Судьба распоряжалась вами вольно.

Вы верили в Судьбу. Она вела.
Вы жизнь свою вручили ей спокойно...
И вот теперь, когда прошли года,

Вы от себя и от Судьбы свободны.
Забыв непониманье роковое,
Вы попытаетесь восстановить былое.


                        6.

Вы попытаетесь восстановить былое,
Освободившись от томящих пут.
Глоток свободы, как вино хмельное,
По-новому окрасит долгий путь.

Захочется начать всю жизнь сначала,
Все заново попробовать успеть,
И обернуться маской в карнавале,
И вновь в коварную попасться сеть,

Любить так беззаветно, безответно,
Как только в юности могли посметь,
Не удостаивать Судьбу ответа

И презирать пугающую смерть...
И озарит всю жизнь одной строкою
Лишь память, увлекая за собою.

                        7.


Лишь память, увлекая за собою,
Глубины и высоты обнажая,
Значенье новое придаст былому,
Своею неподкупностью сражая.

Не верьте, что любовь всегда печальна.
Но лишь тому дается право быть,
Кто, позабыв себя, готов любить
До боли, иступленья и отчаянья.

О безответность! Ты несешь страданье.
Оно прольётся океаном слёз,
И пронесётся миллионом гроз,

Но не угаснет чувство. И сознанье,
Что бесконечен верности запас,
Соединит сквозь расстоянье нас.


                        8.

Соединит сквозь расстоянье нас
Нежданное, неведомое чудо.-
Через года, один лишь только раз
Приснится сон, пришедший ниоткуда...

Он будет радостен и ясен, как весна,-
В нём не найти печали и сомненья.
Не будет возвращенного письма
И холода, и страха, и забвенья...

В нём только радость встреч и пониманье.
Так только в снах способны мы любить,
И лишь во сне имеем право быть.

Изгнанью вопреки и расставанью
Любить во сне, не размыкая глаз,
Быть может, вы решитесь в этот час.


                        9.

Быть может, вы решитесь в этот час
Поверить в истинность, увы, былую,
Которая  даруется лишь раз,
Тем самым начиная жизнь иную.

Ведь каждому дается шанс один.
Один - за двадцать, тридцать, сорок весен.
Однажды пробуждение от зим
Судьба так благородно преподносит.

И главное - понять, успеть, посметь
Со страстностью любить и ненавидеть
И в этой быстротечности увидеть

В один момент - рождение и смерть.
Поняв, сумеете, от нежности слабея,
Сказать слова, что мне всего нужнее.


                        10.

Сказать слова, что мне всего нужнее
Когда-то не смогли вы, но сейчас
Вы далеки. Я не услышу вас.
Я вас забыла. Вспомнить не посмею.

Боль сладостная больше не манит
Меня. Не увлекает за собою.
Хоть не стремилась - обрела покой я,
Но вас воспоминание хранит.

Его не в силах я изгнать - то было,
А все, что было - на века моё.
Потерям потерять могу я счет,

Но память сохранит остаток силы.
А обо мне вы вспомните не раз
И, встретившись, не отведёте глаз.


                        11.

И встретившись, не отведёте глаз.
И, может быть, улыбкою светясь,
Поверите в реальность этой встречи,
Как много лет назад - в прощальный вечер.

Быть может, сердце застучит, забьётся,
Нежданным словом вдруг душа взорвется
И приоткроется, как в час причастья,
Навстречу нескончаемому счастью.

Тогда поймете, что любовь способна
Будить людей в их полужизни сонной
И даровать простую радость боли -

Мучительна и сладостна неволя!..
Когда чужая нежность вас согреет,
Вы станете и проще и честнее.


                        12.

Вы станете и проще и честнее.
Покинет вас покой ночного сна,
Когда от осознания потери
Проснётся боль. Она пришла сама.

Её не ждали, но она возникла,
Негаданно собою ослепив,
И в самые глубины чувств проникла,
Хранимый бережно покой смутив.

Вас напугала молодость и воля,
И те, чернее чёрного, глаза.
Молчание. Не знали, что сказать...

Но ради Бога, не пугайтесь боли!
И  будьте откровенны вы хоть раз
С самим собою в этот миг иль час!..


                        13.

С самим собою в этот миг иль час
Начнёте разговор. И пониманье
Собой наполнит. Околдует вас
Утрата бесконечностью страданья.

Свобода безграничностью пространства
Пугает. И приходит осознанье
Блаженного чарующего рабства -
Творения любимого созданья.

Настал черед для белого листа.
Творите! Да согреет новой болью!
Значенья, смыслы, образы, слова

Окружат вас - подарят вновь неволю.
И вот тогда, с самим собой борясь,
Поймёте все, что связывало нас.


                        14.

Поймёте все, что связывало нас.
И отблеск чувств былых и отзвук слова
Услышу. И навстречу не страшась
Пойду - сквозь жизнь, сквозь расстоянье - снова.

И лёд растает. И отступит смерть.
Лишь - счастье, вопреки любой разлуке.
И на любой вопрос - один ответ -
Навстречу вам протянутые руки.

Поймете всё, что связывало нас
Через года и через расстоянья.
И это запоздалое признанье

Окутает печалью лёгкой вас,
Своею невозможностью маня...
Когда-нибудь вы вспомните меня.


                        15.

Когда-нибудь вы вспомните меня,
Скользнув глазами по любимым книгам,
И, может, вам захочется огня,
Смятенья чувств, очарованья мига.

В тот самый миг, быть может, в первый раз
Вы попытаетесь восстановить былое.
Лишь память, увлекая за собою,
Соединит сквозь расстоянье нас.

Быть может, вы решитесь в этот час
Сказать слова, что мне всего нужнее,
И, встретившись, не отведёте глаз.

Вы станете и проще, и честнее
С самим собою. В этот миг иль час
Поймете всё, что связывало нас...

Венок сонетов

©2012 Все права принадлежат автору.При перепечатке ссылка на на САЙТ обязательна.

Грузинский монастырь в Иерусалиме





Я оказалась в древнем храме.
О нем мечтала я годами,
хотела посмотреть хоть раз
на то, о чем вела рассказ,
и сердце заходилось дрожью,
когда шагала по дорожке,
и, голову пригнув, входила
в легенду, отрешась от мира.
Шаг отдавался эхом гулким,
как по пустынным переулкам,
но музыка любви звучала,
и сердце громче застучало,
поскольку я, мечту взлелеяв
и образам своим поверив,
зайдя в реальный монастырь,
боялась их не обрести.
Восстановилась связь времен...
И я ,войдя, шепчу : «Шалом!»

В той прекрасной стране



В той прекрасной стране, что влечет непрестанно,
что однажды открылась в величье чудесном,
я хотела бы вновь оказаться, чтоб песни
петь ей и посвящать сокровенные стансы.

Но, конечно, еще не написана та
Песня Песней, чтоб в такт ей задвигались камни,
и влечёт меня, словно магнит, неслучайно
Вечный Город.
                                  Ночами его красота
мне в виденьях приходит.
                                              Лелею мечту
я прогулкой неспешной опять наслаждаться.
Не позволит мне город надолго расстаться -
Вечность вкруг него нарисовала черту.
И за эту черту можно выйти, но вновь
город манит. И это, конечно, любовь!

Аполлония



Полонянка я в Аполлонии.
Крестоносцев пропал здесь след.
Только камни взяли в полон меня
и весны насыщенный цвет.
Бесконечные и беспечные
простирались луга предо мной,
а средь них вокруг камни вечные,
что хранят берега над водой.
Море точит их, камни гордые,
но, держась из последних сил,
носят тайны свои надводные –
кто, когда их сюда приносил,
стены складывал, защищая ту
пядь земли, на которой Бог
ниспослал сюда маки алые
и календулы огонек.
Всё здесь дышит вечностью. Ветрено.
Коршун плавно пишет круги.
Здесь, наверно, напитано кровью всё –
если крепость, то есть и враги.
И из каждой кровавой капельки
маки красные поднялись.
И бушует, ликует, радуясь,
бесконечная буйная жизнь.

Здесь каждый камень дышит стариной



Здесь каждый камень дышит стариной.
Здесь Бог живет – твой и его и мой.
И можно тут по каплям расточать
всю жизнь свою, чтоб заново начать.

Иерусалим, мой вожделенный сон,
ты подарил мне откровений сонм,
мне показав величие и стать.
И прежней мне теперь уже не стать.

Моя любовь не ведает границ.
И я со стаей перелетных птиц
отправлюсь в путь, когда придет зима,
и побреду по улицам одна,

чтоб вслушиваться в голос тишины,
чтоб снова пульс почувствовать Стены,
по Вия Делароса прошагать
в обратном направлении, чтоб вспять

пустить слепой истории поток.
И снова ощутить, что значит Бог...

Иордан



Иордан свои воды несёт, как корону,
он так царственно важен и так непреклонен.
И вода холодна и почти изумрудна,
и почти никогда не бывает безлюдна.

Здесь деревья, склонившись, пытаются также
прикоснуться к воде, утолить свою жажду.
Даже солнце, величьем своим упиваясь,
льнёт к воде, чуть смущенно нам всем улыбаясь.

Здесь крестился Иисус. И священные воды
не зависят от прихотей местной погоды.
И мелея в жару, Иордан неустанно
всем, к нему приходящим, дарит древние тайны.

Кедронское ущелье



Здесь мёртвые торжественно лежат.
До срока запечатаны ворота.
И кожей осязаешь, словно взгляд,
незримое присутствие кого-то.
А пульс камней свой отбивает ритм,
и аритмией кажется движенье
людей, машин. И муэдзинов крик
тревожит вновь Кедронское ущелье.
Я оказалась здесь, стремясь сюда.
Мне островком спокойствия казались
все эти камни, что, прожив года,
стояли на посту, не рассыпались.
Средь них жила я, как в саду камней,
сидела долго, вслушиваясь в недра –
гробницы подавали голоса,
как будто разговаривало небо.
Пророк Захария и безымянный князь,
и тысячи таких же безымянных
вели неспешный для меня рассказ
о прелестях Земли обетованной.
Но телефона инородный звук
нарушил тишину. В дорогу снова.
С высокой лестницы я огляжусь вокруг
и попрошу о нашей встрече новой,
увижу вновь я Гефсиманский сад
и купола Марии Магдалины,
и храм Свечи, столетия подряд
свою главу несущий над маслинами.
Живой истории поток живой
калейдоскопом промелькнув, растает,
пребудет навсегда теперь со мной
и в памяти навеки след оставит.

Посвящается Лене и Стасу



По дороге в Иерусалим
каждый думал, что пройдёт один.
И уже пустились в путь, как вдруг
нас судьба замкнула в общий круг.

Вместе мы прошли дорогу ту,
вместе одолели высоту.
Затаив дыханье, ждали чуда.
И оно возникло ниоткуда. –

С Масличной горы открылся нам
город, не доступный всем ветрам,
а открытый ветрам перемен,
так, как будто не было измен,

так, как будто не лилась здесь кровь,
словно поселилась тут любовь,
нам завещенная с давних пор,
словно не свершился приговор,

точно можно повернуть всё вспять
и историю начать писать...

Аквамарин и бирюза



Аквамарин и бирюза.
Кораллы, рыбки смело пляшут.
Цветы, раскрыв свои глаза,
незимним видом ошарашат.
И кипарисов ровный строй,
и домики на самой круче,
и пальм неспешный разговор
степенной гордости научат.
Здесь красок буйство, шелест волн
и холод ночи над пустыней.
Здесь бедуин несет дозор,
верблюды подставляют спины.
Здесь оказалась я шутя,
зимы несчастное дитя!

Эйн Керем



Заброшены мы были, как десант
в Эйн Керем, этот, право, райский сад, ми потянулись вверх, туда звала
нас церковь, возвышая купола.

Мы шаг за шагом двигались на блеск,
а на горах расположился лес.
Не в силах насладиться красотой,
упорно шли мы по дороге той.

Монах-католик встретил нас, как друг.
Вошли наверх и, оглядясь вокруг,
почувствовали головокруженье –
разрежен воздух, замерло движенье

лишь ощущение вершины мира.
Покой. Молчат и пушки здесь и лиры.
Костел возносит ввысь свои кресты
и порождает новые мечты.

Мы в храм вошли. Там тишина стояла.
И каждый шаг наш эхо отражало.
Но вскоре звуки мессы подхватили,
вверх вознесли и снова опустили

на землю, где покой и благодать.
И это невозможно описать!

Натания



Натания в цвету.
Натания в фаворе.
И ветры буйные
волнуют снова море.
Горбатят берег
дюны в пышных травах,
застыли пальмы
гордо, величаво.
И яхты-бабочки
на горизонте тают,
и цапли белые
над головой летают.
Закат в огне,
и солнце, прячась в море,
себя блюдёт
и в радости и в горе.
Я возвращаюсь мыслями туда –
В Натанию, где плещется вода.

Грузинская поэма

©2012 Все права принадлежат автору.При перепечатке ссылка на на САЙТ обязательна.

Из цикла ''Поиски смысла''

1.

И путник шел. И поднимался дым
от дальней сопки. Жаждою томим,
он шел и шел вперед и вверх. За ним
осталась лишь пустынная дорога.

Он шел и, отдаляясь от людей,
все глубже погружался в мир идей.
И, увлекая, словно чародей,
пред ним струилась дальняя дорога.

И каждый камень был суров и гол,
и каждый новый кряж торчал, как кол,
но сквозь суровый этот частокол
вела его тернистая дорога.

Лишь шаг - и он ответит на вопрос...
Ему казалось, он чуть-чуть подрос.
Он был один. Внизу царил хаос.
А в глубине души росла тревога.


2.

Что такое свобода? Быть может,
то полет в поднебесье крылатый
иль волны горделивой горбатой
бег лихой? Но знакомый сюжет:
волны к берегу мчатся, а птица
все ж когда-то на землю садится -
наступает свободе конец -
так задумал Творец.

Что свобода твоя, Человек?
Не паришь ты спокойно над бездной,
не беснуешься пеной морскою,
песней не оглашаешь победной
мир. Томишься невольной тоскою,
молчаливо кончая свой бег...
Что свобода твоя, Человек?


3.

И дерево себя перерастает.
И кроной шелестит под легким ветром.
И обнимают ствол могучий ветви.
И тихий шепот в воздухе витает.
Но с высоты последнего листа
увижу я, что формула проста:
он вырвался и шелеста не слышит,
и устремляется все выше, выше,
и, продолжая вновь свое движенье,
приходит с небом в соприкосновенье...

Я говорю про лист - частицу древа.
И ведь неважно справа или слева
он вырос, чтобы вырваться в простор
голубизны. Он - не шпион, не вор,
первопроходец, может быть, вполне,
но, впрочем, говорить о том не мне...
... Он шелеста не слышит, но струится
в нем кровь, и в том магическая связь
меж матерью и сыном, что стремится
поняв, отдать...
И в лоно возвратясь,
мечтает вновь в простор пуститься синий.
Но как ему поверишь ты, в бессилье
взирая снизу? Точка, да и только -
он мал, и в нем ты не увидишь толка.

Но как понять? - спросил ты. И в ответ
я стала веткой, стеблем, корнем, соком
и вознеслась так высоко- высоко,
что на мгновенье увидала свет.

Из цикла ''Поиски смысла''

©2012 Все права принадлежат автору.При перепечатке ссылка на на САЙТ обязательна.

Форосские зарисовки



                        1

Я вернулась сюда -
в этот ветреный край вожделенный.
В холодах и печалях
мне снился Форос неизменно.
Здесь крылата душа
средь свободной стихии ветров,
и под сенью суровой скалы
нахожу я свой кров.
Ночь меня привела,
и по звездам нашла я дорогу.
Было нужно так мало -
но счастья не может быть много -
купол неба, скала,
мной не узнанный берег, тропа,
тишь ночная, плеск моря,
звездопад. - И свершилась мечта.
Я вернулась. Судьба
неизменно приводит меня
в этот ветреный край,
где истомою дышит земля.


                        2

И сколько не пытаюсь, не могу
я всех твоих морщин пересчитать.
суровая и гордая скала -
неженская и неземная стать.

Ты снова дождалась меня. Зима
обрушила нещадные шторма,
и свод небес смешался с чашей вод,
казалось, наступил и твой черед.
Но ты стоишь средь хаоса камней,
и лишь одна напоминаешь мне
минувшие счастливые года -
лишь ты и безымянная звезда,
которая восходит раньше всех
и на твоем хребте смиряет бег,
и, как в гнезде, в твоих объятьях спит,
а может быть, с тобою говорит.

Но если суждено, из недр твоих
услышу голос, и родится стих.


                        3

Зной. Тело пронзает иглой.
Воздух дрожит.
Ни ветерка.
Зной.
Я под скалой одна,
словно изгой.
Море прозрачно до дна.
Хочется слиться с водой
и раствориться в ней.
Зной.
В этой плавильне
все, как из глины.
Даже камень
форму меняет,
силится воду достать рукой.
Зной.
Я со скалой
сливаюсь в одно
целое.
Голос вплетаю в гул
недр ее древних,
и становлюсь
малой частицей -
камнем.
И тело мое -
это не плоть,
а твердь.
Солнце меняет форму камня.
Я вместе с ним меняюсь нечаянно.


                        4

Мне этот край,
где пишутся стихи
не от тоски,
а от уединенья,
дарован был,
как первозданный рай,
как муза,
как потоки вдохновенья.
Я здесь пишу,
нет, не пишу - дышу!
Здесь дышится стихам
легко и вольно.
Лишь допишу и думаю: довольно.
Но новый стих приходит
и спешу
его вдохнуть.
И знаю: не мое -
из воздуха - словесное шитье.


                        5

Здесь бесконечность обретает форму
причудливого хаоса камней.
Я некогда мечтала слиться с ней,
когда была юна и невесома.
Но лишь теперь мы стали заодно.
Мой путь земной средь хаоса проложен.
И лишь теперь вопрос меня не гложет:
как жить среди камней, а не людей.
Меня они спасают от ветров.
И тень дают, когда расплавлен воздух.
Сурово и одновременно просто
стоят они. - Мгновения идут.
Минут мозаика слагает вечность.
Мы, как песчинки, канем в бесконечность,
что обретает форму бытия
среди камней, где поселилась я.


                        6

И сколько бы не уносила
меня судьба за горизонт,
туда, где плещет неба свод
в морской тиши,
и где восход
приходит из-за гор печальных,
где ночь безлунна и темна,
а звезды - руку лишь протянешь -
вот-вот на землю упадут.
И дни за днями мчатся тут
так быстро, что им счет теряешь.
Но сколько бы не длился зной,
вернусь я в город мой родной,
и примет он меня в объятья.
Там ты меня, конечно, ждешь
и по следам меня найдешь,
и большего не нужно счастья.


                        7

Мне здесь необычайно бестревожно.
Поверить в это счастье вряд ли можно.
И я не верю счастью своему,
А просто отдаюсь на волю ветра.
Моя любовь совсем небезответна,
и это море дарит мне волну.
И я сливаюсь с сотней брызг мельчайших,
и мой восторг переполняет чашу -
еще чуть-чуть и я прижмусь ко дну,
чтобы услышать мерное биенье,
быть может, человек - венец творения,
Но не постичь мне глубину твою.


                        8

Словно Посейдон бушует в гневе -
море в пене, волны с перехлестом.
И, покуда глаз хватает - гребни.
Гул и грохот овладел Форосом.
Ведь не зря тебя назвали греки
Ветреным. Оправдываешь имя.
Ты изменчив и непостоянен,
хлещешь берег вихрями своими.
Здесь, твоим ветрам сполна отдавшись,
знаю все погодные приметы:
дует с запада - прощаюсь с летом,
а с востока - шторма ожидаю.
Коли из-за гор ты гонишь тучи,
быть грозе, а если все наскучит,
стихнет ветер, и расплавлен воздух.
Жить на берегу твоем непросто.

Но однажды к берегу причалив,
я в тебя влюбилась до отчаянья,
и с тех пор мне снятся неизменно
берега твои и гребень пенный.


                        9

Сегодня день необычайно светел,
и воздух так прозрачен и искрист,
а голос моря так высок и чист,
и быстротечно все на этом свете.
Стар этот мир, видавший столько войн.
Здесь были греки, римляне и готы...
Здесь мы теперь, оставив все заботы,
любуемся на пенный шелест волн.

Благословен волшебный уголок,
где Храм над пропастью поставил Бог.
 
Форосские зарисовки
 

©2012 Все права принадлежат автору.При перепечатке ссылка на на САЙТ обязательна.

На этом сайте вы можете без СМС, он - лайн, без ожидания и рекламы действительно

бесплатно послушать песни барда,

читать и скачать бесплатно стихи

. Для вашего удобства произведения расположены по жанрам. Чтобы материалы выглядели компактно, они "сложены в гармошку". Для раскрытия текста кликните (нажмите) на название. Для вашего удобства все материалы расположены в алфавитном порядке.  Приятного вам времяпрепровождения!

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. и вэбмастер сайта